Признаки дробления бизнеса, свидетельствующие о получении необоснованной налоговой выгоды

Признаки дробления бизнеса, свидетельствующие о получении необоснованной налоговой выгоды

Министерство финансов Российской Федерации  совместно с ФНС России выпустили  письмо от 11 августа 2017 г. за N СА-4-7/15895@-  в котором направляет обзор судебной практики, сложившейся в ходе проведения мероприятий налогового контроля, по результатам которых установлено получение необоснованной налоговой выгоды  путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

Указано 17 признаков, дробления бизнеса:

– дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН)) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;

– применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;

– налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;

– участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;

– создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;

– несение расходов участниками схемы друг за друга;

– прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);

– формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;

– отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

– использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети “Интернет”, адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;

– единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой ее участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;

– фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

– единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;

– представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;

– показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода, близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;

– данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;

– распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

 

 

 

 

 



Напишите нам

X